Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Миф 12.

12. Создал величайшую по силе, мощи и процветанию Империю, которой не было равных ни до, ни после него.

Оставим это утверждение на совести его автора. Если под мощью разуметь размер армии в военное время, то Россия могла выставить под ружье больше солдат, чем любая из развитых стран по отдельности. И не удивительно - население России также было больше, чем у европейских соседей. К несчастью России, ее огромная армия не смогла справиться даже с частью германской и австро-венгерской армий. Все страны Антанты, в совокупности сильно превосходившие Центральные державы и по населению, и по размеру экономики, не могли победить Германию и Австро-Венгрию в течение четырех лет. Могучая же Россия вышла из войны через два с половиной года после ее начала.

Если под мощью разуметь объем ВВП, то экономика России была второй в мире, чуть-чуть больше, чем  Британии (в 1.25 раза),  Германии (в 1.2 раза), Китая (в 1.2 раза), экономика же США была больше российской в 1.85 раза. Абсолютный объем ВВП на том уровне развития мало что значил - Китай, 4-я страна в мире по этому показателю, был разрываем на части европейскими державами и практически потерял внешнеполитическую самостоятельность. Объяснение этому явлению состоит в том, что тогдашние экономики малоразвитых стран (к которым относилась и Россия) включали в себя огромный нетоварный сектор - их ВВП в значительной части состоял из того, что крестьяне вырастили и сами же съели. Таким образом, большой абсолютный размер ВВП мог сочетаться с небольшим объемом торговли, отсутствием промышленности и ничтожностью средств, находящихся в распоряжении государства.

Если сравнивать количество населения, то Россия (170 млн.) отставала и от Индии (303 млн.), и от Китая (437 млн.).

Если же сравнивать страны того времени по размеру ВВП на душу населения, то Россия вообще плелась позади всех западно- и восточноевропейских стран (за исключением Португалии, Албании и стран будущей Югославии), пропустив вперед даже отсталую сельскую Италию, Болгарию и Грецию; отставала Россия даже от латиноамериканских лидеров - Аргентины, Чили, Мексики и Уругвая. ВВП на душу населения в России в 1913 году отставал от Испании (самая отсталая из крупных европейских стран) в 1.4 раза, от Италии в 1.7 раза, от Германии в 2.5 раза, от Франции в 2.3 раза, от Англии в 3.3 раза, от США в 3.6 раза, от Австралии в 3.5 раза.

Особенно удивляет убеждение автора текста в том, что Николай II "создал" Российскую империю. Факты свидетельствуют об обратном - империя досталась ему от предков (в территориальном смысле) в совершенно готовом виде и за время его царствования не изменялась. Собственные дальневосточные эксперименты Николая II закончились потерей не только всего отнятого у Китая, но еще и половины Сахалина.

До 1903 года непрерывно продолжался и стабильный экономический курс, установившийся в царствование Александра III и проводившийся бессменным министром финансов Витте. Как только этот старый курс потерял инерцию и исчерпал себя - экономические трудности начались в 1900 году, а политические в 1903 году - Россия вступила в полосу политических, военных и экономических неурядиц, продолжавшихся вплоть до 1907 года. Заметный экономический подъем, связанный уже исключительно с новым поколением политиков и новой ситуацией (то есть такой, в котором отразилась и личная деятельность Николая II) начался только в 1909 году. Короткий период процветания был перечеркнут мировой войной, в развязывание которой Николай II внес существенный личный вклад.

Миф 20.

20. Сумма налогов на одного человека в 1913 году, в России была в 2 раза меньше, чем во Франции и Германии и более чем в 4 раза ниже, чем в Англии. Население стабильно и быстро богатело. Заработки русских рабочих, выше заработков европейских, уступая (в мире) только заработкам американским.

Низкий уровень налоговой нагрузки можно признать абсолютным благом лишь в рамках либертарианской экономической концепции. Общепризнанная экономическая теория смотрит на дело иначе - пока что в мире преобладает положительная корреляция между экономическим процветанием и налоговым бременем. Российское государство собирало с подданных мало налогов по той простой причине, что подданные были бедны. Экономисты столетней давности единодушно указывали на низкий уровень доходов бюджета как на верный признак малоразвитости российской экономики.

Информация об уровне заработков рабочих в разных странах не соответствует, мягко говоря, действительности. В 1913 году в Великобритании индустриальный рабочий зарабатывал в год в среднем 440 рублей; при этом Великобритания явно выделялась из ряда развитых стран своими низкими заработными платами. Заработки рабочих в США были значительно выше, так, рабочие в Сан-Франциско получали в среднем 1020 рублей. Столь же высоким был и уровень заработной платы в британских доминионах - в Новом Южном Уэльсе заработки доходили до 870 рублей. В Германии, менее развитой стране, средняя заработная плата рабочего составляла 540 рублей.

Наилучшие заработки на тот момент имели рабочие-станочники в металлообрабатывающей промышленности. Генри Форд в 1914 году произвел сенсацию, увеличив своим рабочим дневной заработок до 5 долларов; это соответствовало 2700 рублям в год. Но и до этого повышения рабочие Форда получали приблизительно в два раза меньше, то есть 1350 рублей в год. Ни о чем подобном русский рабочий не мог и мечтать. Элита российской промышленности - станочники на военных судостроительных заводах (где вообще очень хорошо платили) получали 1050 рублей; а средняя заработная плата в металлообработке составляла 402 рубля. Средняя зарплата по всем отраслям российской промышленности была еще меньше - 264 руб.

Миф 24.

24. Цены на все, одни из самых низких в мире, наряду с налогами.

Неточно до полной противоположности с действительностью. Россия, начиная с середины 19 столетия, вела агрессивную протекционистскую политику, защищая свой рынок высокими ввозными пошлинами (при отсутствии вывозных). Средняя высота ввозных таможенных пошлин в начале XX века дошла до 35%.

Протекционизм способствовал развитию отечественной промышленности, но результаты не вполне оправдали ожиданий: российские производители продолжали прятаться за таможенной защитой, удерживая свои цены на максимальном уровне, при котором импортный товар еще не был способен с ними конкурировать - то есть приблизительно на 30% выше европейских цен. Ни одна из отраслей Российской промышленности не оказалось способной производить продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. Весь экспорт России состоял исключительно из сельхозпродукции, различных видов сырья, и, в небольших объемах, продукции низкого передела. Таким образом, Россия была страной высоких цен на промышленную продукцию.

Другая ситуация сложилась в сельскохозяйственной сфере. Россия была крупным экспортером зерновых, яиц, сливочного масла; внутренние цены на эти продукты находились под влиянием международных. Учитывая, что международные цены включали в себя и транспортные расходы, Россия была страной с умеренно дешевым продовольствием.
Налоговое бремя в России эпохи Николая II было умеренно низким, в пределах тогдашней нормы. Экономисты того времени отнюдь не считали это поводом для гордости. Государство также считало своим успехом увеличение бюджетных доходов, а не их относительно небольшой объем. Замечательно, что в данном пункте автор текста гордится низкими налогами, а в следующем - их быстрым ростом.

Почти не миф 25.

25. Увеличение объёма бюджета более чем в 3 раза.

За царствование Николая II государственный бюджет увеличился в 2.75 раз, с 1.15 млрд. рублей в 1894 году до 3.17 млрд. рублей в 1913 году; рост бюджета в годы войны, основанный на гигантских займах и инфляционном увеличении денежной массы, не является индикатором экономического роста и не подлежит сравнению. Необходимо понимать, что за тот же период население выросло в 1.42 раза, со 120 до 170 млн. человек. Таким образом, расходы бюджета на душу населения выросли с 9.6 до 18.6 рублей в год, то есть в 1.94 раза, что соответствует среднегодовому росту в 3.5%.

Необходимо заметить, что бюджет в дореволюционном определении не совпадал с современным представлением о бюджете - в него включались все хозяйственные операции казенных предприятий (расходы в расходную часть, доходы в доходную), а не только прибыль, перечисленная в казну, как это делается сегодня. Например, для бюджета 1913 года (3.25 млрд. руб.) 46% расходной части составляли хозяйственные расходы казенных предприятий, и только 1.77 млрд. руб. были бюджетными расходами в современном понимании. Таким образом, абсолютный размер старого бюджета характеризовал, скорее, участие государства в экономике. Рост реального бюджета был более медленным, так как объем хозяйственных операций казны (преимущественно это были железнодорожные перевозки и торговля спиртным) увеличивался быстрее, чем налоги и сборы.

Миф 31.

31. Быстро росла промышленность. С 1890 года по 1913 год ВВП вырос в 4 раза. Добыча каменного угля выросла в 5 раз за 20 лет, выплавка чугуна за это же время возросла в 4 раза. Добыча меди и марганца в 5 раз. Инвестиции в основной капитал машиностроительных заводов с 1911 по 1914 год возросли на 80%. За 20 лет удвоилось протяженность железных дорог и телеграфных сетей. За это же время удвоил свой тоннаж и без того самый большой в мире речной торговый флот. Быстро шел рост механизации промышленности. В 1901 году в США добыто 9 миллионов 920 тысяч тонн, а в России 12 миллионов 120 тысяч тонн нефти. в период с 1908 по 1913 год рост производительности труда в промышленности опередил по соответствующим показателям США, Англию и Германию, долгое время считавшиеся индустриальными гигантами. Результатом деятельности Царя стала удивительная экономическая устойчивость. В период мирового экономического кризиса 1911-1912 годов, Россия, наоборот, оказалась на подъеме.

Российская промышленность очень быстро развивалась между 1890 и 1900 годами (тяжелая промышленность росла на 13% в год); в 1900-1903 в угледобычи, металлургии и машиностроении имел место жесткий кризис; в 1904-1907 происходили война и революция, сопровождавшиеся промышленным застоем; с 1909 снова начался стремительный рост. Общий темп промышленного роста за 20 лет был достаточно высоким, выше, чем в развитых странах Европы. Не следует, однако, смешивать промышленный и общий экономический рост. Российская промышленность занимала в структуре ВВП не более 25%, причем так называя "цензовая" (средняя и крупная) промышленность - около 15%. Наиболее высокотехнологичный сегмент - металлообработка - в 1913 году произвел продукции всего лишь на 570 млн. руб., 2.7% от ВНП. Соответственно, даже быстрый рост относительно небольшого промышленного сектора не мог существенно повлиять на общий рост экономики, определяемый отсталым сельским хозяйством и куда более медленный. Вклад отраслей - драйверов роста в общий рост экономики был относительно небольшим.

Рост добычи каменного угля и выплавки чугуна происходил с очень низкой базы, чем и объясняется его высокая кратность. По окончании этого роста, в 1913 году, Россия добывала в 14 раз меньше угля чем США (население США было тогда в 1.7 раза меньше). Добыча меди и марганца в начале 1890-х практически отсутствовала, так что их рост начался практически с нуля; кстати сказать, эти отрасли в России были развиты исключительно англичанами.

Рост инвестиций в машиностроение за трехлетний период не говорит ни о чем. Экономика того периода была цикличной, особенно в высокотехнологичных отраслях. Предшествующий инвестиционный бум, наблюдавшийся в металлургии в 1891-1899 годах, сменился застоем, продолжавшимся около 10 лет. Нет никаких оснований предполагать, что столь интенсивный рост инвестиций, тем более в одну узкую отрасль, мог продолжаться в течение многих лет.

Упоминание самого большого в мире речного флота вызывает изумление. Объем перевозок по водным путям России был ничтожен по сравнению с крупными европейскими странами. В 1910-х по внутренним водным путям России перевозили 5.5 млн. тонн грузов в год, в то время как во Франции и Англии объем доходил до 34-37 млн. тонн, а Германии - до 100 млн. тонн. Тоннаж речного флота в России был непропорционально велик относительно объема перевозок, так как навигация короткой; суда были небольшими, так как водные пути России были мелкими (современные крупные реки подпружены плотинами ГЭС); но, разумеется, о первом по размеру флоте в мире не могло быть и речи.

Данные по нефти на 1901 год почти правильны. Автор только забыл указать, что после 1901 года русская нефтяная промышленность вошла в длительную полосу упадка, в то время как американская развивалась бешеными темпами. В 1913 году Россия добывала 9.2 млн тонн, меньше, чем 12 лет назад, а американская - 34 млн. тонн, в 3.5 раза более российской.

Миф 34.

34. Темпы роста национального дохода - 1-ое место в мире. Темпы роста производительности труда - 1-ое место в мире. Уровень концентрации производства – 1-ое место в мире. Крупнейший в мире экспортер продукции текстильной промышленности. Один из крупнейших в мире производителей продукции цветной и черной металлургии. Один из крупнейших в мире производителей продукции машиностроения. Одна из крупнейших в мире стран по объему добычи угля.

В условиях быстрого роста населения, характерного для той эпохи, экономический рост в абсолютных цифрах имел мало значения; экономическое развитие адекватно характеризовалось лишь цифрами роста на душу населения. Попросту говоря, если экономика выросла в два раза, но и население за тот же период выросло в два раза, народ не стал богаче - по существу, экономика стояла на месте. Разумеется, апологеты рухнувшей монархии неизменно оперируют абсолютными цифрами, дающими иллюзию лучших результатов. Современные данные по многолетнему изменению ВВП на душу населения дают не столь благоприятные результаты, как то казалось автору текста.
За период 1894-1913 Россия, имевшая в начале периода ВВП на душу населения в 1119 международных долларов 1990 года (условная единица, в 1.78 раза дороже доллара 2013 года), показала рост в 26%.

Чемпионом Россия отнюдь не являлась. У многих стран за тот же период дела в экономике шли значительно лучше. Лидерами роста были США (3277$ - 60%), Германия (2598$ - 40%), Франция (2626$ - 33%). Темпы развития России при этом не были критически низкими. Некоторые богатые страны развивались даже с чуть меньшей скоростью, например Англия (4029$ - 22%) и Аргентина (3117$ - 22%).

Россия вывезла в 1913 году тканей на 43 млн. рублей, преимущественно в азиатские страны (на европейских рынках российская продукция была неконкурентоспособна), а ввезла тканей на 14 млн. рублей. Между тем Британия в то же время экспортировала одной только пряжи (Россия исключительно покупала пряжу) на 2.1 млрд. рублей, а готовых тканей на 1.2 млрд. рублей.

В 1913 году Россия занимала 6-е место мире по добыче руды и 5-е по выплавке чугуна, обеспечивая около 5% от мировой добычи. Россия отставала по добыче руды от США в 6.8 раз, от Германии в 3.1 раза, от Франции в 2.3 раза; отставание по выплавке чугуна было пропорциональным.

Сведения по темпам роста производительности труда выглядят странно: в дореволюционной России не велось подобной статистики, и мы располагаем лишь выборочными сведениями об отдельных отраслях или технологиях (например, есть цифры добычи угля на одного шахтера).

Трудно понять, что подразумевает автор текста под концентрацией производства и чем тут можно хвастаться. Во всяком случае, промышленность России отнюдь не была концентрирована географически. Крупными промышленными центрами были петербургский и московский регионы, донецко-криворожский металлургический кластер, старая горная промышленность Урала, Западная Польша. Все эти районы далеко отстоят друг от друга.

Недостаточность угледобычи в начале XX века признавалась бедствием для экономики России. Ряд неблагоприятных факторов, в том числе и неудачное государственное регулирование, привел к тому, что страна, располагавшая большими запасами угля, не была способна их освоить. По существу, энергетический дефицит, лимитировавший развитие российской экономики, привел к замещению угля в топливном балансе мазутом, что представляло собой нерациональное использование нефтяных богатств страны. В 1913 году в России было добыто 36 млн. тонн угля, в то время как Германия добывала 191 млн. тонн, Англия 292 млн. тонн, США 517 млн. тонн; Россия обеспечивала чуть менее 3% от мировой угледобычи. Россия импортировала перед войной 5-7 млн. тонн из Англии. Нехватка угля, как часть общего "топливного голода" - важнейшая составляющая острого экономического кризиса конца 1916 - начала 1917 года.

Миф 41.

41. Объем золотого запаса - крупнейший в мире; русский золотой рубль - самая твердая валюта в мире, даже по сей день.

Золотое денежное обращение с банкнотами основано, как и любая денежная система (кроме обращения полновесной монеты из драгметаллов) на доверии. Участники экономики будут использовать в обращении бумажные деньги либо неполновесную монету лишь при уверенности, что ее размен на золото действительно осуществится в любой момент и в любом количестве. В противном случае золотое обращение разваливается - если участники экономики считают, что находящиеся у них на руках деньги в действительности дешевле золота, они обращаются к казне с требованием обменять их на золото; если же деньги оказываются дороже номинала, на них покупается золото за рубежом и затем предъявляется казне для обмена на золотую монету.

Золотое обращение подчинено определенным гласным правилам, определяющим отношение золотого запаса к количеству выпущенных банкнот. Чем выше доверие участников экономики к правительству и их убежденность в прочности самой экономики, тем меньший процент золотого покрытия требуется для устойчивого денежного обращения. Англия, имевшая денежное обращение еще с 1810-х годов, ограничивалась покрытием в 20-25% от суммы банкнот. Достаточно бедная Россия, вводившая золотое обращение поздно, и при неустойчивых государственных финансах, критически зависимых от внешних займов, не могла рассчитывать на чье-либо доверие и была вынуждена поддерживать 100% покрытие золотом. Теоретически, правительство оставило за собой право выпуска 300 млн. рублей, не обеспеченных золотом, но этим правом воспользовалось лишь в 1905-1906 годах, в период революционного кризиса.

Таким образом, самый крупный в мире (на 1913 год) золотой запас России - 1.7 млрд. руб. - объяснялся не столько большой денежной массой, сколько низким уровнем доверия к правительству. Экономисты того времени считали, что "роскошная золотая одежда" экономики слишком дорого обходится бедной стране - золотой запас был сформирован из средств, частично изъятых из экономики, а частично занятых заграницей.

Весь смысл золотых денег состоял в том, что банкноты можно было обменять на полновесные монеты, то есть маркированные слитки золота. Разумеется, пока этот обмен был реальным, все золотые валюты были совершенно одинаковы, курс обмена между ними был зафиксирован, и ни одну из валют нельзя было назвать более твердой - точно так же, как различные слитки золота, отличающиеся лишь по весу и марке, не могут быть лучше или хуже один другого.

Миф 51.

51. Нет никаких проблем с инфляцией и безработицей, поскольку и та, и та практически полностью отсутствуют.

Инфляция при золотом денежном обращении (с полным покрытием денежной массы золотым запасом) была практически невозможной. Финансовый механизм исключал монетарную гиперинфляцию, но отнюдь не исключало рост цен неинфляционной природы, то есть вызванный превышением спроса над предложением. Поскольку в России того времени расходы домохозяйств росли быстрее, чем производство потребительских товаров и услуг в материальном выражении, такой ценовой рост происходил, и был хорошо заметен населению. Между 1897 (введение золотого рубля) и 1913 годами розничные цены выросли на 59%, что соответствует 3.2% в год. Рост цен в большей степени касался продовольствия и товаров первой необходимости, в то время как дорогие промышленные товары имели тенденцию к удешевлению. Апологетические авторы, приводящие данные о росте экономики и доходов в дореволюционной России, неизменно забывают корректировать результаты на индекс цен.

Городской безработицы в эпоху Николая II практически не было, хотя спрос на рабочие руки сильно колебался. Причина этому заключалась в том, что значительная часть рабочего населения (и горожан в целом) еще не порвала связь с деревней. В годы снижения спроса на наемный труд крестьяне-отходники (то есть сезонные и временные рабочие) возвращались обратно в деревню, не найдя работы в городе.

Совершенно по-другому выглядела ситуация в деревне. Быстрый рост населения, начавшийся в середине XIX века, не сопровождался столь же быстрым расширением обрабатываемых земель; предел роста запашки в центральных губерниях, уже почти лишенных леса, был давно достигнут. Деревенское население росло, количество домохозяйств также росло (но не так быстро), а размер душевого надела непрерывно уменьшался. Ситуация, которую дореволюционные авторы (народнического толка) считали "крестьянским малоземельем", по существу была безработицей, загнанной в деревню - не крестьянам не хватало земли, а самих крестьян было слишком много для имеющейся земли. По оценке агрономов, анализировавших трудозатраты в крестьянских хозяйствах, 40-45% населения деревни были экономически бесполезно. Разумеется, крестьяне и сами не были такому обороту дела и искали себе занятий вне деревни, но город предъявлял ограниченный спрос на неквалифицированные рабочие руки,  заставляя неудачливых кандидатов в рабочие возвращаться в родной дом, где в любом случае они могли худо-бедно прокормиться.

Народ (а ним вместе и значительная часть интеллигенции) видел проблему не в отсутствии рабочих мест в городе, а в наличии помещичьего землевладения. Крестьяне ненавидели помещиков и только ждали удобного случая с ними разделаться. С 1903-1904 годов начались огромные по размаху аграрные волнения, доходившие до массовых разграблений и сожжений усадеб. С экономической точки зрения, этот кризис был проявлением именно массовой безработицы.